ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В ГРУЗИНСКОЙ ПРОЗЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА

 

 

 Л. В. Мирцхулава

доктор филологических наук,

Сухумского государственного университета  

 

 

ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В ГРУЗИНСКОЙ ПРОЗЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА


Протекающие в мире литературные процессы на рубеже ХХ-ХХI веков поставили перед литературоведами во­п­рос изучить и научно осмыслить те многоплановые задачи, которые породили протекающие процессы. Новое литературное течение постмодернизм, который хроноло­ги­чески возник после авангардизма, является новым транс­культурным феноменом, который явился результатом взаи­моде­й­ствия философского мышления, литературной мыс­ли и текста. Чaсто спра­ведливо отмечают, что постмодернизм есть лите­ра­ту­ра о литературе. В конце ХХ века постмодернизм охватил весь интеллектуальный мир, в этом отношении и Грузия не была исключением. С 80-ых годов прошлого века в грузинской литературе осложнилось выделение конкретного течения, изменились и критерии оценки рассмотрения. Возникшая в литературном контексте хаотичность, с одной стороны, способствует появ­ле­нию новых форм и сюжетов, автор не ограничивается рам­ками конкретного течения, но с другой стороны, в этом огро­мном мире, где каждый писатель предстаёт перед нами отдельно, где у каждого писателя иные мнения, идео­ло­гия или форма, читателю трудно ориентироваться, и здес, же возникает «необходимость» известной «авторской маски» и двойного кодирования. Следует отметить, что в пост­модернистских произведениях почти всегда уста­на­вл­и­вается коммуникация между читателем и автором. Грузинской литературе 70-80-ые годы, условно можно назвать «переходным» периодом, поскольку характерные для различных течений свойства слились между собой, возник хаос в литературе и «объединителя» этого хаоса в одну «сферу» назвали «постмодернизмом».

Главная основа постмодернизма заложена в философском мышлении, что и подтверждают философские труды Ж. Ф. Лиотара, Ж. Демза, Ж. Дерида, Р. Гватара, Р. Барта, Ж. Лакана. а также теоретиков постмодернизма – И. Хасана, Ф. Джеимсона, Д. З. Фокема, Дж. Малтера, Д. Лоджа и др. Элементы структурного анализа «тема-текст» по Р. Барту, принцип «ризома» Ж. Делеза и Р. Гватара. Всё это позволяет основательно сделать текстуальный анализ произведений авторов грузинского постмодернизма в его национальном выражении. Текстологическим анализом стало возможным отразить психологическое состояние человека в новой эпохе, найти его внутренний и духовный мир, его роль и место; важным стал «текст» - «мир, как текст» и «создание, как текст», интертекстуальность, «кризис авторитетов» и эпистомологическое сомнение, авторская маска, двойной код и «пародийный модус изложения», пастиш, противоречивость изложения и дискретность, фрагментность (нонселекции), «спад коммуникации» (или, в общем плане – усиление коммуникации), метаповесть. Постмодернистские произведения часто представлены как коллаж гетероклиматических элементов без всякой гармонии. Непостоянство, совмещение и даже слияние жанров создают однообразный хаотичный фон. В произведениях меняются тексты различных жанров: вестерн, средневековая эпопея, сказка, водевиль; коллаж в такой форме использует и модернизм, но отличие в том, что в последнем он использован для восприятия сложности реальности, а постмодернизм – для достижения эффекта контраста и дистанции. Постмодернизм разрушает иерархию между элитарной и популярной культурой и приобретает способность к объединению её в одну сферу, одним из ярких примеров которого является слияние искусства и рекламы. Здесь же следует отметить повесть Наиры Гелашвили «Показ (отпечаток)» [4], где автор из канцелярских документов, записей и заявлений создал весьма интересные и важные постмодернистские произведения. В этих «заявлениях» лучше всего видны место и отношение человека к среде, его внутреннее «Я».

Постмодернистская эпоха признана кризисной эпохой. При этом стёрта грань между трагическим и комическим, идёт девальвация ценностей. Автор – постмодернист пытается иронизированно представить свою «игру» и встретить недоверие, иронию читателя, подобные чувства к собственному тексту не скрывает и сам. Свобода в своей игре, это именно тот приоритет, который является одним из важных «орудий» постмодернизма. Постмодернизм интересуется и теми принципами, которые ценит модернизм, но только настолько, насколько он увлечён готовыми возможностями игры. Постмодернизм признает все формы недостоверными, идеи, хотя симулирует их (Жан Бодриар – «Симулянтка и симуляция» [3]) и устанавливает свои нормы; уже не опирается на произошедший прецедент и опережает реальность (Умберто Эко – «имя розы»). Постмодернизм хронологически следует за авангардизмом, но в отличие от него, к старым текстам обращается так, как к «авторитетам». В нем обилие реминисценций, аллюзий, цитат, пародий. Используются справочные, и даже канцелярские тексты. Эта особенность называется интертекстуализмом. Интертекстуализм является единственной формой, в которой в постмодерне возможно существование общих связей, каждый текст пишется другими текстами, здесь действует зависимость нонселекции (отказа от отбора) автора. Термин «ин­тертекстуальность» внесла И. Кристьева, теоретик пост­мо­дернизма, этот термин – основной среди средств анализа художественных творений постмодернизма. М. Бахтин [2] заметил, что искусник, кроме действительности, имеет дело также с предшествующей и современной литературой, с которой он ведет постоянный «диалог». «Диалог» здесь понимается как борьба писателя с существующими литературными формами. Сквозь призму интертекстуальности мир предстает как огромный текст, в котором всё уже было сказано когда-то... Для Р. Барта [1] любой текст – своеобразная «эхокамера», а для М. Рифатера «анализ препозиций других текстов», поэтому «сама идея текстуальности неотделима от интертекстуальнос­ти и основывается на ней». Интертекстуальность в тексте означает «соучастие» двух или более текстов, что выражено цитатностью, цензурностью, ложными цитатами, «ущемлением» классического текста, метафоризацией текста, историзмом, демифологизацией и т.д. Существует различие между цитатой и цитацией. Цитата с внесенными в произведения кавычками или без кавычек является использованием «чужого» слова для развития мысли всего романа, а цитацию должны понимать как процесс внесения чужого слова, осуществленного в непрямом сказании. Автор вносит цитаты для создания новой «семиосферы» и пытается сохранить устойчивую напряженность между словами «собственный» и «чужой». А цитация - это явление, при котором автор для выражения своей мысли обращается к тексту «чужого», исходя из этого, существует противостояние между двумя авторами, двумя текстами. Появился довод о том, что восприятие текста возможно не только на уровне фабулы, но и на уровне семиотики. В результате этого выделились три вопроса: а) при изучении литературных текстов II половины XX века следует отличать друг от друга эпоху и литературное течение («постмодерность» и «постмодернизм»); б) новое литературное течение стремится к созданию симулятивной реальности путем апелляции к культурным кодам; в) постмодернистское мировоззрение пытается возвратиться к понятию общечеловеческой культуры.

Грузинский постмодернизм отличается от западного постмодернизма. Несмотря на то, что первые признаки появились в 70-ых годах, все же, как литературное течение в грузинской действительности оно формировалось вплоть до конца ХХ века. Здесь первооткрывателями будут признаны Н. Гелашвили, Г. Дочанашвили, О. Чиладзе, Д. Карчхадзе. В их произведениях явно встречаются открытые формы, риторика, комбинация и т.д.

Одним из важнейших образцов грузинской постмодернистской прозы 80-ых годов ХХ века является проза Наиры Гелашвили. Читатель встретил с интересом Появление совершенно новых форм и стиля, Ассоциации, подтексты, символичность этих произведений подтверждают наличие и развитие постмодернизма в грузинской литературе. Мир Наиры Гелашвили всегда подразумевает существующее за ним «другое мнение».

В грузинской литературе 80-ых годов ХХ века важное место занимает творчество Гурама Дочанашвили [5]. Для его прозы характерны подтексты, двойное кодирование, ассоциации: созданные писателем образы являются выражением мировосприятия, мироощущения человека, утверждение его места в окружающем мире. В произведениях кроме авторских комментариев встречаются и подробные суждения о создании данных произведений; рефлексия встречается как в прозаических, так и в лирических произведениях, специфика искусства несомненно требует авторского комментария. Постмодернистский настрой сопровождает всё творчество Г. Дочанашвили, где явно видны характерные для постмодернизма основные принципы: авторская маска, которая подразумевает рефлексию автора к тексту и процессу его создания; интертекстуальные игры; эссеистически - теоретические включения; принцип иронизма, иронизирована не только позиция персонажа, но и позиция автора; метатекстуальные комментарии; стилистический эклектизм; метаперсонаж; нарушение синтаксического строя; отрицание грамматических и пунктуационных правил.

В грузинской литературе половины ХХ века Д. Карчхадзе[6] является одним из лучших грузинских писателей, мастером слова. Его проза, одной стороны, следует традиционному этикету изложения, с другой стороны, она резко индивидуальна. Стиль писателя несхематичен. Его романы, новеллы являются написанными в совершенно новой манере текстами, нагруженными ассоциациями и подтекстами «пространствами» Для интеллектуального читателя интересно ознакомиться с авторской «концепцией мира».

С 70-ых годов ХХ века начинают выходить в свет романы О.Чиладзе, совершенно новые тексты, в которых выражена реальность, слившаяся с историзмом, фольклором, мифом, и человек и все его существо, с его душой и мироощущением, охваченный поиском своего бытия. В своем первом романе «По дороге шел один человек» [7] О.Чиладзе предложил иную, хотя не характерную для постмодернизма форму интерпретации мифа об аргонавтах. Автор «приземлил» миф и представил его реальную картину. Во втором романе «Каждый кто найдет меня» автор сам создал миф, выразил поливалентность текста, неопределенность времени, двойственность персонажей (реальное и символическое значения). Роман О. Чиладзе «Авелум» является романом нового типа конца ХХ века благодаря текстуальным перекрытиям, надписанным текстам, внутренним строением мифа, тайнственным комментариям и символичности. О. Чиладзе был одним из первых, кто по-новому предложил слившиеся с национальным вопросом общечеловеческие проблемы.

Грузинская литература 80-ых годов ХХ века важна, разнообразна и своеобразна, на что, конечно, влияние оказали протекающие в мировой литературе процессы.

Литература

  1. Барт  Р. Избранные  работы.  Семиотика;  Поэтика.  М.:  «Прогресс», 1984
  2. Бахтин M. M., литературно- критические статьи. M.: `Прогресс~, 1986
  3. Бодрийяр Жан. Фрагмент из книги «О соблазне». - Иностранная литература,1994,№1
  4. Гелашвили Ню Луннои освешенний сад. Тб. 1990
  5. Дочанашвили Г. Расскази... Тб . 1983
  6. Карчхадзе ДЖ. Расскази... Тб . 2007
  7. Чиладзе О. «По дороге шел один человек»