ФАКТОРЫ РИСКА РАЗВИТИЯ ВРОЖДЕННЫХ ПОРОКОВ РАЗВИТИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ У ДЕТЕЙ СЕВЕРНОЙ БУКОВИНЫ

 

 

Пишак Василий Павлович, д.м.н., профессор, заведущий кафедрой медицинской биологии, генетики и фармацевтической ботаники 

Буковинский государственный медицинский университет (г.Черновцы)

Ризничук Марьяна Александровна, ассистент кафедры педиатрии и медицинской генетики, Буковинский государственный медицинский университет (г.Черновцы)

Подвысоцкая Наталья Ивановна, к.м.н., ассистент кафедры педиатрии и медицинской генетики, Буковинский государственный медицинский университет (г.Черновцы)

 

 

ФАКТОРЫ РИСКА РАЗВИТИЯ ВРОЖДЕННЫХ ПОРОКОВ РАЗВИТИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ У ДЕТЕЙ СЕВЕРНОЙ БУКОВИНЫ


Врожденные пороки развития у детей составляют наиболее сложную часть в структуре детской заболеваемости, инвалидности [1, с. 28-34; 5, с. 30-35]. Тяжелые врожденные пороки развития, а также летальные пороки выходят на первое место среди причин младенческой смертности в развитых странах, ограничивая тем самым возможности лечения и реабилитации больного ребенка, обусловливают большие затраты общества на оказание медицинской помощи [6, с.3-8].

Доля пороков развития плода в структуре перинатальной смертности в последние годы увеличилась и составляет 24-26% [7, с. 18-23]. У детей первого года жизни врожденные пороки в структуре заболеваемости составили 2,9%, смертности — 3,1%, что является несомненным свидетельством их социального значения, в том числе значительных финансовых затрат государства и семьи на реанимацию, интенсивную терапию детей с пороками развития, хирургическую коррекцию аномалий и методы медико-социальной адаптации инвалидов [2, с.43-46; 4, с. 126-129].

Современные достижения генетики и медицины позволяют своевременно диагностировать, в том числе, пренатально большинство врожденных пороков [3, с. 95-100]. Поэтому целью нашего исследования было изучение частоты и структуры пороков развития нервной системы у плода Черновицкой области.

Материалы и методы. Исследование проводилось в Черновицкой области на базе медико-генетического центра. Проанализированы 127 карт беременных от 18 до 40 лет, плоды которых имели врожденные пороки развития центральной нервной системы.

Результаты исследования и обсуждение. Пороки развития центральной нервной системы составляют 31,5% от всех пренатально диагностированных пороков в Черновицкой области. По структуре пороки центральной нервной системы поделились так: анэнцефалия и гидроцефалия составили по 28,3%, расщелина позвоночника — 19,7%, другие (синдром Денди-Уокера, агенезия мозолистого тела, опухоли головного мозга) - 13,5% и синдром Арнольда-Киари составил 10,2%. Анэнцефалия (OR = 1,1; 95% CI 0,5-2,5) и гидроцефалия (OR = 1,6; 95% CI 0,7-3,4) чаще встречалась у плодов женского пола, а расщелина позвоночника (OR = 1,1; 95% CI 0,5-2,7), синдром Арнольда-Киари (OR = 2,5; 95% CI 0,7-8,6) и другие (OR = 1,2; 95 % CI 0,4-3,2) - у мальчиков. Гидроцефалия в 1,2 раза чаще регистрировалась у плодов женщин до 20 лет (OR = 1,2; 95% CI 0,6-2,7), анэнцефалия в 1,7 раза — у женщин в возрасте 20-34 лет (OR = 1,7; 95% CI 0,8-3,7), а расщелина позвоночника (OR = 1,5; 95% CI 0,5-4,5), синдром Арнольда-Киари (OR = 21,1; 95% CI 5,6-79,8) и другие пороки (OR = 1,8; 95% CI 0,5-6,2) встречались чаще у беременных после 35 лет. При первой беременности в 1,8 раз чаще обнаруживалась анэнцефалия (OR = 1,8; 95% CI 0,8-4,1), и в 1,5 раза — гидроцефалия (OR = 1,5; 95% CI 0, 7-3,4). При второй беременности другие пороки ЦНС встречались в 3,5 раз чаще (OR = 3,5; 95% CI 1,2-9,8). При третьей беременности расщелина позвоночника регистрировалась в 2,0 раза чаще (OR = 2,0; 95% CI 0,7-5,3) и в 2,2 раза чаще — синдром Арнольда-Киари (OR = 2,2; 95 % CI 0,6-7,9). До 13 недели беременности в 5,2 раз чаще диагностировали анэнцефалию (OR = 5,2; 95% CI 2,0-13,2), до 22 недели — синдром Арнольда-Киари (OR = 3,7; 95% CI 0,8-17,6) и гидроцефалию (OR = 1,1; 95% CI 0,5-2,5), а расщелина позвоночника (OR = 1,9; 95% CI 0,7-5,4) и другие пороки ЦНС (OR = 1,4; 95% CI 0,4-4,7) диагностировали после 22 недели беременности.

Заключение. Для улучшения пренатальной диагностики врожденных пороков развития необходимо учитывать возраст беременной, пол будущего ребенка и количество родов и женщин из группы риска.

Литература.

1. Алгоритм комбинированного скрининга хромосомной патологии плода в 1 триместре беременности. Опыт работы за 5 лет / Е.С.Некрасова, Ю.А.Николаева, Т.К.Кащеева [и др.] // Ж. акуш. и жен. болезней. — 2007 . — Т. LVI, вып. 1. — С. 28–34.

2. Алдашева Н.М. Оценка факторов риска врожденных пороков развития / Н.М.Алдашева, А.В.Лобзова, С.Д.Боконбаева // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. - 2010. - Т.89,№1.- С.43-46.

3. Анализ структуры и распространенности изолированных врожденных пороков развития системы кровообращения среди новорожденных Краснодарского края (по результатам мониторинга 1998-2009 гг.) / К.Ю. Лазарев, В.И. Голубцов, А.В. Полоников [и др.]// Кубанский научный медицинский вестник. -2011.-№ 2.-С. 95-100.

4. Аналіз якості пренатальної діагностики летальних вроджених вад розвитку центральної нервової системи у плода в регіонах України/ В.М. Коломейчук [та ін.] // Здоровье женщины. -К., 2010. -N 6. - C. 126-129.

5. Антонова И.В. Роль экзогенных факторов в формировании врожденных пороков развития (обзор) / И.В.Антонова, Е.В.Богачева, Ю.Ю.Китаева // Экология человека. -2010.-№ 6. - С. 30-35.

6. Бочков Н.П. Медико-генетическое консультирование по поводу  мутагенных и тератогенных воздействий / Н.П. Бочков, Т.А. Рослова, И.И. Якушина // Мед. генетика. — 2009. - Т.8, №1. - С.3-8.

7. Володин Н.Н. Перинатальная медицина: проблемы, пути и условия их решения / Н.Н. Володин // Педиатрия. - 2004. - № 5. – C.18-23.