СОЦИАЛИЗАЦИЯ И ИНТЕРНАЛИЗАЦИЯ: СУЩНОСТЬ КАТЕГОРИЙ И СПЕЦИФИКА ИХ ПРИМЕНЕНИЯ ДЛЯ АНАЛИЗА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

 

ПОД- СЕКЦИЯ 6.Теория социологии. 

Махиянова А.В.

Доцент, кандидат социологических наук

Казанский государственный энергетический университет

 

СОЦИАЛИЗАЦИЯ И ИНТЕРНАЛИЗАЦИЯ: СУЩНОСТЬ КАТЕГОРИЙ И СПЕЦИФИКА ИХ ПРИМЕНЕНИЯ ДЛЯ АНАЛИЗА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА


Процесс вхождения человека в общество, становление его как социального существа всегда интересовали ученых различных дисциплин и теоретических направлений. Социология в данном плане не является исключением, хотя и отличается множественностью трактовок, определений и методологических изысканий. Разнообразность подходов к определению категорий социализация и интернализация определяется как парадигмальностью социологии, так и ее становлением как науки. Многое также зависит и от развития современного общества, которое ставит перед исследователями новые задачи и головоломки.

Вникая в суть тенденций и особенностей развития современного общества, можно обозначить ряд существенных моментов. Во-первых, происходит изменение темпов общественного развития, которое характеризуется ускорением и усложнением. Во-вторых, уходит в прошлое единообразие и постоянство норм, стандартов и ценностей, которые регулируют взаимодействие индивидов и процесс вхождения их в социальную жизнь. В-третьих, личность сталкивается с полифункциональностью, вариативностью и изменчивостью социальной действительности, что ведет к необходимости периодического пересмотра усвоенных ранее норм и ценностей. Данные тенденции в совокупности диктуют необходимость постоянного научного анализа, своего рода мониторинга процессов социализации и интернализации.

Раскрывая значение данных категорий, следует обратиться к работе П.Бергера и Т.Лукмана «Социальное конструирование реальности», которая написана в рамках феноменологически-интеракционистского направления. Согласно их теоретическим положениям любой человек рождается с предрасположенностью   к социальности и постепенно входит в общество. Данное вхождение характеризуется временной  последовательностью, отправным пунктом которого является интернализация. Суть данной категории сводится к следующему – это «непосредственное постижение и интерпритация объективного факта как определенного значения, то есть как проявления субъективных процессов, происходящих с другими, благодаря чему этот факт становится субъективно значимым для меня самого» [1, с. 212]. Иными словами, в данной категории заложена основа понимания своего социального окружения, мира в целом как социальной реальности.

И здесь авторы справедливо замечают зависимость интернализации от окружения, которое они называют «значимые другие». В первую очередь речь идет о родителях, или людях, которые их заменяют. Именно значимые другие выступают в качестве посредников между ребенком и социальным миром, а их определения и понимание  общества накладываются и усваиваются личностью. Интернализация тесно связанна с идентификацией и во многом зависит от нее, так как ребенок сможет воспринять окружающую действительность только идентифицировав себя со значимыми другими. По этому поводу ученые пишут: «ребенок идентифицирует себя со значимыми другими тем или иным эмоциональным способом. Но сколько бы ни были различны эти способы, интернализация происходит лишь в той степени, в какой имеет место идентификация» [1, с. 214].

Таким образом, социальный мир воспринимается не таким как есть, а таким, каким он преподносится через значимых других, так как ребенок перенимает видение мира близким окружением, интернализирует его и превращает в свое собственное понимание. Интернализация подразумевает не только то, что индивиды начинают понимать определения друг друга тех ситуаций, в которых они совместно участвуют, но и то, что они начинают совместно определять их, что в итоге ведет к взаимной идентификации. Только такой уровень интернализации предполагает переход человека в члены общества. И здесь проявляется значение социализации, которое заключено в самом ее определении как «всестороннее и последовательное вхождение индивида в объективный мир общества или в отдельную часть» [1, с. 213].

П.Бергер и Т.Лукман проводят разделение социализации на первичную и вторичную. Первичная социализация происходит в детстве и является основой вхождения человека в общество. Интернализируемый мир в процессе первичной социализации более прочно закрепляется в сознании. Объясняется данный факт тем, что в этот период отсутствует проблема идентификации вследствие невозможности выбора значимых других. Однако это не сводится к пассивности ребенка в процессе социализации, но мир взрослых определяет ее ход. Свобода ребенка заложена в отношении (например, желании или нежелании) к происходящему, но в результате отсутствия выбора  «значимых других, его идентификация с ними оказывается квайзиавтоматической», а …«интернализация их особой реальности является квайзинеизбежной». Первичная социализация считается законченной, когда ребенок начинает обладать своими субъективными «Я» и миром.

Ход вторичной социализации ученые ставят в зависимость от характера развития общества, под которым понимается степень и характер сложности разделения труда и распределения знания. Такая зависимость от  разделения труда объясняется тем, что в ходе вторичной социализации происходит приобретение специфически-ролевого знания. Если при первичной социализации интернализируется социальный мир целиком, то при вторичной – «подмиры», частичные реальности. Однако каждый из них предстает в виде более или менее целостной реальности. Данная целость обеспечивается нормативными, эмоциональными и когнитивными компонентами, требует минимального аппарата легитимации и может сопровождаться различными символами [1, с. 226].

Однако между первичной социализацией и вторичной трудно прочертить четкую разделяющую грань, так как они тесно взаимосвязаны между собой. При этом ученые ставят вторичную социализацию в зависимость от первичной, которая проявляется в том, что она возможна только в условиях уже сформировавшегося «Я» в структуре личности и наличия интернализированного мира. Вторичная социализация, безусловно, несет в себе новое содержание и поэтому требует его интернализации. В связи с этим  возникает проблема соотношения первичной и новой интернализаций и здесь, по мнению авторов, могут возникать трудности различного характера. Выход из них видится учеными в использовании определенных концептуальных процедур, которые содержат и объединяют различные системы знаний. Вследствие этого первичная социализация ставится в зависимость от эмоциональной составляющей идентификации, тогда как вторичная освобождается от нее.

Интересным является мнение ученых, согласно которому начало вторичной социализации сопровождается кризисом. Его основа заложена в том, что у ребенка происходит осознание того, что мир родителей является не единственным и обладает специфическим социальным размещением. По этому поводу они пишут: «Например, взрослый ребенок начинает понимать, что мир, который представляют его родители, – тот самый, который раньше считался им само собой разумеющимся в качестве неизбежной реальности,  – оказывается, в сущности, миром низшего класса, необразованных крестьян, южан» [1, с. 230]. Здесь можно провести аналогию с психологическим направлением изучения социализации, для которого характерна определенная периодизация, когда переход из одного периода в другой сопровождается внутри личностным кризисом. 

Стоит отметить и еще одну особенность вторичной социализации, которая заключается в том, что именно благодаря ей происходит усвоение институционального контекста  окружающего мира. Субъекты, реализующие ее, сравниваются исследователями с функционерами, которые осуществляют репрезентацию специфических институциональных значений. Вследствие этого и взаимодействие с ними носит формализованный характер. Данное положение еще раз подчеркивает отсутствие эмоциональной составляющей во вторичной социализации. Этим также объясняется невысокая степень идентификации и своего рода «хрупкость» и «ненадежность» интернализированной посредством нее субъективной реальности.

И здесь мы подошли к вопросу о специфике применения рассматриваемых категорий к анализу современного общества. Во-первых, авторы считают, что можно вызвать достаточно сильный шок, если разрушить субъективную реальность, интернализированную в детстве. Они подчеркивают, что легче разрушить реальности, которые сформированы во вторичной социализации.

Как уже отмечалось, современное общество характеризуется достаточно высокими темпами развития и постоянной трансформацией ценностно-нормативной системы. Иными словами, усвоив определенный набор ценностей, норм личность сталкивается с необходимостью его постоянного пересмотра. А точнее, интернализированный объективный мир требует своеобразную корректировку, а порой и трансформацию. В последнем случае речь идет о трансформации, которая может быть вызвана масштабными преобразованиями общественной системы общества в целом. В качестве причин последней могут выступать смена политических режимов, социальные и экономические кризисы и т.д., которые в последнее время становятся неотъемлемыми атрибутами современного общества.   

Во-вторых, теоретические положения П.Бергера и Т.Лукмана сводятся к тому, что социализация является постоянным процессом, вследствие чего никогда не будет полной. Именно поэтому интернализованный социальный мир испытывает постоянную угрозу по отношению к субъективной реальности. На основе этого выводится положение, согласно которому всякое жизнеспособное общество должно стремится сохранить симметрию между объективной и субъективной реальностями. Для объяснения данной  симметрии авторы вводят понятие успешность интернализации. Ее основу составляют чувство неизбежности, можно сказать постоянства, которое должно присутствовать в индивидуальной деятельности личности, в ее повседневной жизни. Однако, если характеризовать современное общество, то сразу становится ясным либо отсутствие, либо непостоянство условий, в которых происходит интернализация и социализация.

В-третьих, согласно теоретико-методологическим воззрениям П.Бергера и Т.Лукмана смещение субъективной реальности сопровождается проблемой личностного характера индивида и приводит к его интенсивному сопротивлению. В целом личность нуждается в поддержании симметрии между объективной и субъективной реальностями, а общество, в свою очередь, должно разрабатывать разнообразные процедуры для этого.

При этом ученые отмечают, что даже в тех обществах, в которых мир повседневной жизни сохранил «свою массивность и характер само собой разумеющейся реальности in achu, ему угрожают маргинальные ситуации человеческого опыта». Они называют их «метаморфозами». При этом, по их мнению, в социальном мире присутствуют конкурирующие определения реальности, несущие в себе безусловную угрозу. Взгляд на современное общество позволяет сделать предположение, что происходит рост числа таких «конкурирующих определений реальности».

Список литературы

  1. Бергер П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания / П.Бергер, Т. Лукман. Пер. с англ. Е. Руткевич. – М.: Медиум, 1995. – 323 с.