символический интеракционизм как основа интерактивного обучения в высшей школе

 

ПОД- СЕКЦИЯ  1.Воспитание и образование.

 

Калинковская С.Б.

Кандидат педагогических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Владимирский государственный университет

имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»

 

символический интеракционизм

как основа интерактивного обучения

в высшей школе

 

Повышение требований к качеству процесса обучения становится насущной проблемой и условием развития системы непрерывного образования, стимулом обновления его содержания на основе принципов фундаментальности, интегративности, преемственности и практической направленности. Задачей современного образования является дальнейшее развитие исторически сложившейся образовательной системы на основе создания педагогических условий для формирования профессионально компетентной, социально активной, самостоятельной, творческой личности.

В настоящий период развития педагогической науки происходит переориентация образовательного пространства, которое от парадигмы «подражание» переходит к парадигме «информация». Успехи информационной педагогической системы породили стремление расширить объем информации и, соответственно, увеличить продолжительность обучения, что приводит к необходимости совершенствовать содержание и организацию образовательного процесса. При переходе к информационному обществу все более важной задачей для педагога становится приобщение студентов высшей школы к активной деятельности по усвоению содержания образования, как к необходимому условию достижения высокого качества обученности и готовности к профессиональной деятельности в условиях модернизации образовательной сферы, что невозможно сделать без эффективной организации учебного процесса.

Современная педагогическая наука находится в активном поиске способов совершенствования обучения за счет построения образовательного процесса на основе существующих отечественных и зарубежных философских, социологических, психологических и др. концепций.

Организация образовательного процесса в вузе на основе инновационных подходов к образовательной деятельности, как показывает практика, сталкивается с большими трудностями. Это связано с тем, что в настоящее время система преподаватель – студенческая группа – студент очень часто осуществляется без обратной связи. Существующая же практика налаживания партнерских отношений в вузовской среде отличается формальным подходом и требует совершенствования в соответствии с современными требованиями к педагогическому процессу [3].

Рассматривая общепедагогические основы построения учебного процесса в вузе, мы выявили основные компоненты его формирования, к которым относятся общественный заказ, определяющий содержание Федерального государственного образовательного стандарта Высшего профессионального образования, учебный план, учебно-методический комплекс, с входящей в него программой курса, формы организации и контроля педагогического процесса, средства обучения,  методы обучения, технологии обучения, материально-техническое обеспечение педагогического процесса, преемственность содержания изучаемых студентами дисциплин, достижения науки в области изучаемого предмета, как исторически сложившиеся, так и современные, качество и эффективность обучения. Все эти компоненты направлены на студента или студенческую группу. Показателем успешности образовательного потенциала структур учебного процесса является результат, представленный не только системой знаний, умений и навыков, сложившихся у студентов, но и  их жизненными отношениями и ценностями в единстве с деятельностью. Это связано с тем, что в структуре образовательного процесса находит отражение не только содержательно-целевой, организационно-деятельностный, контрольно-оценочный компоненты, но и эмоционально-мотивационный компонент, который характеризуется определенными эмоциональными отношениями между субъектами педагогического пространства. Все эти элементы постоянно взаимодействуют.

В сложившейся системе высшего образования как очного, так и заочного студент оказывается на одном из нижних уровней структуры учебного процесса вуза. Это приводит к тому, что целевой компонент содержания образования находится в зависимости только от социального заказа, отраженного в Федеральном государственном образовательном стандарте Высшего профессионального образования и реализуемого через призму видения научной проблемы педагогом, без учета индивидуальных потребностей студента. Сложившиеся условия не позволяют в полной мере решать одну из основных задач, стоящих перед вузом, – удовлетворение потребностей личности в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии посредством получения высшего образования в ходе усвоения и созидания нового знания, что порождает необходимость перестройки системы обучения в высшей школе с учетом потребностей обучающихся и построения педагогического процесса как на основе общественного заказа, так и запросов студентов, включенных в педагогический процесс.

Повышение требований к высшему образованию требует изучения педагогических основ организации учебного процесса с целью выявления способов, стимулирующих решение проблем обеспечения самореализации студента. Особо остро в настоящее время стоит вопрос поиска эффективных педагогических путей налаживания взаимодействия между студентами и преподавателями вузов в рамках образовательного процесса. В связи с этим возникла необходимость обращения к интерактивному обучению.

Интерактивное обучение, к сожалению, еще недостаточно широко представлено в научной педагогической литературе. Изучению теории и практики организации данной формы обучения посвящены работы таких ученых, как Т.Ю. Аветова, Г.В. Борисова, Ю.Н. Емельянов, М.В. Кларин, Е.В. Коротаева, Л.Ю. Косова и др.

Философской основой интерактивного обучения является символический интеракционизм – теоретико-методологическое течение, сосредотачивающееся на анализе аспектов социальных взаимодействий людей. Основоположником данной теории является американский философ, социолог и социальный педагог Дж. Г. Мид. Согласно теории Мида, общество и социальный индивид (социальное Я) утверждаются в совокупности процессов межиндивидуальных взаимодействий. Стадии принятия роли другого, других, «обобщенного другого» – это этапы становления рефлексивного социального Я. Главная характеристика Я – способность становиться объектом для самого себя, причем внешний социальный контроль трансформируется в самоконтроль. Таким образом, общество как бы оказывается «присутствующим внутри Я». При этом богатство и своеобразие заложенных в той или иной личности реакций, способов деятельности, символических содержаний зависит от разнообразия и широты систем взаимодействия, в которых она участвует. В свою очередь, рефлексия Я собственного внутреннего мира и заключенных в нем символических содержаний позволяет определять и переопределять (интегрировать и переинтегрировать) ситуации взаимодействия, в которых Я участвует.

Для символического интеракционизма свойственно индетерминистское (субъективистское) видение социального процесса, поскольку, как считают представители данного философского течения, от выработки и изменения социальных значений, определения ситуаций взаимодействий их участников зависит и изменение объективной среды деятельности. В результате различные группы вырабатывают различные миры, которые меняются по мере изменения в ходе взаимодействия используемых ими значений [2, с. 303-304].

Идеи символического интеракционизма оказали значительное влияние на разработку интеракций как взаимодействия двух и более субъектов общения в психологии и как активного взаимодействия субъектов образовательного процесса с целью получения знаний в педагогике.

В качестве элементарной модели интерактивного взаимодействия может выступать работа пользователя на компьютере.

Компьютер при данном акте взаимодействия выступает в качестве сложной системы, включающей в себя набор элементов, взаимосвязанных друг с другом, взаимообусловленных и иерархически выстроенных. Так, например, без таких важных элементов компьютера как клавиатура и мышь (средства ввода информации в компьютер) нельзя осуществлять управление действиями машины. В то же время, отсутствие в системном блоке жесткого диска, материнской платы, карты памяти и пр. элементов сделают невозможным проведение операций даже при наличии у человека компьютерных модулей, отвечающих за ввод и передачу информации.

Иллюстрируя сущность интерактивного взаимодействия, следует указать на тот факт, что любой, даже очень мощный компьютер, будет бесполезен, если им не будет управлять человек, который знает особенности функционирования системы, на которую он осуществляет свое воздействие. Такого человека можно назвать оператором.

Таким образом, при работе с электронной вычислительной машиной выделяется система, представленная компьютером, и оператор, который представлен человеком, управляющим действиями компьютера.

Теперь рассмотрим особенности взаимодействия оператора с системой и выделим в ней признаки интерактивности. Во-первых, для того, чтобы начать свою деятельность, оператор осуществляет ряд определенных манипуляций по запуску работы системы. При этом система чутко реагирует на действия оператора, например, при загрузке оператору может быть предложена возможность выбора пользователя или меню. В зависимости от выбора оператора, изменяется реакция системы: она открывает рабочие окна, совершает вычисления и пр. Во-вторых, бывает так, что система реагирует  на действия оператора неадекватно: не открывает нужный файл, не производит заданных оператором действий и пр. В таком случае оператору необходимо найти причину неадекватного реагирования системы на его команды: несовершенство системы, ошибки в программе, неадекватность и некорректность своих команд.

Работая на компьютере, оператор и система постоянно находятся в диалоге, реагируя на действия друг друга, что представляет собой акт интеракции. Приведенная нами модель интерактивного взаимодействия между оператором (человеком-пользователем) и системой (компьютером) представляет собой образ человеческого общения, особенно общения педагогического.

Поскольку при интерактивном обучении оператор (в качестве которого выступает педагог) постоянно изменяет свои воздействия на систему (в качестве которой выступает студенческая группа или отдельно взятый студент)  в соответствии с ее ответной реакцией на воздействие оператора, а также в соответствии с ее индивидуальными потребностями, актуальным уровнем развития и потребностями, именно интерактивное обучение может обеспечить переход к обучению на основе творческого производства знаний с учетом личностных особенностей субъектов педагогического процесса [1, с. 12-14].

Итак, в современных условиях развития высшего образования особо обострилась проблема перехода от репродуктивного воспроизводства знания к его производству. Интерактивное обучение, основу которого составляют идеи символического интеракционизма, выступает как одно из средств  решения сложившейся проблемы, так как, с одной стороны, повышает качество работы преподавателя, а, с другой стороны, способствует ориентации педагогического воздействия на конкретного студента с его особыми потребностями и возможностями.

 

Литература:

  1. Калинковская С.Б. Моделирование интерактивного обучения на заочных отделениях современных вузов // Деструктивная социальная среда как основной фактор неблагополучной социализации личности: [Материалы научно-практической конференции]: [2-х ч.]. Ч.2. Владимир: Транзит-Икс, 2008. С. 12-14.
  2. Краткий словарь по социологии / под общ. ред. Д.М. Гвишиани, Н.И. Лапина. Москва: Политиздат, 1988. 479 с.
  3. Формирование учебной деятельности студентов / под ред. В.Я. Ляудис. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1989. 240 с.